Архив новостей

Декабрь 2005
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Трагедия , год спустя

дата: 10 декабря 2005 / прочитано: 2400 раз(а) / комментариев: 0 штук(а)

В понедельник была годовщина самой страшной трагедии за всю постсоветскую историю карагандинского угольного бассейна. Год назад 5 декабря в четвертом часу ночи на шахте "Шахтинская" прогремел взрыв, оборвавший жизни 23 горняков. До сих пор не поставлена точка в расследовании подземной катастрофы. Виновные не названы.
"ЭТО БЫЛ КОШМАР"
За мужей, братьев, сыновей и отцов, которых забрала шахта, родственникам перечислили солидные компенсации, деньги на квартиры и на памятники. Как подчеркивают в угольной компании, принадлежащей английскому миллионеру Лакшми Митталу, "Миттал выплатил им все, что положено по закону, и даже сверх того". Вдовы все лето занимались ремонтом, покупали квартиры в Караганде, оформляли детей в вузы. После страшной ночи, которая в несколько секунд перевернула их жизни, люди постепенно стали приходить в себя, стали заново налаживать свою жизнь.
Но та ужасная ночь останется с ними навсегда.
Когда Валерии Султановой сообщили о смерти супруга, у женщины отнялся голос. Больше полугода вдова не могла разговаривать. До сих пор не выговаривает некоторые звуки. Пока зарабатывал муж, Валерия Юрьевна была домохозяйкой. Теперь пришлось искать работу. Несмотря на то, что самые жуткие моменты, которые довелось ей пережить, связаны с шахтой, оставшись одна, женщина приняла предложение о трудоустройстве от Угольного департамента. Сейчас учится на машиниста подъема. "Не знаю, буду ли работать на шахте. Просто все катится сейчас одним комом", - говорит она.
Галина Кучкина до сих пор работает на шахте, где погиб ее муж. В ночь, когда спасатели из военизированного отряда ВАСС Комир на глубине 500 метров под землей в лаве 224 Д6Ц буквально по частям собирали погибших горняков, женщина несколько часов провела у подъемника. Встречала клеть, поднимающую из подземелья растерзанные тела, и надеялась на чудо.
- Я работаю на "Шахтинской" машинистом вакуумных установок, - рассказывает Галина Леонтьевна. – Муж был в ночь с 4 на 5 декабря, а я на утро как раз в первую смену вышла. Приехала на работу в начале седьмого. Узнала про взрыв. Естественно, сразу позвонила в "нарядную". Мне начальник сказал, что муж остался в лаве. Я до последнего молилась. Думала, все-таки спасут. Но выезжала одна, вторая, третья клеть и выносили растерзанных ребят. Я всех видела. С каждой клетью у меня оставалось все меньше и меньше веры. Мне нужно было полностью это все принять до конца. Как нарочно, моего Вову последним подняли, в половине двенадцатого дня. Когда я его трогала, он показался мне теплым. Из головы еще кровь шла. Но ребята, которые туда спускались, сказали, что Володя был уже мертвый. Потом я съездила к следователю в Караганду, почитала материалы уголовного дела – еле добралась до дома, пожалела, что поехала одна. Я узнала, что у моего Володи было меньше всего – 54 про цента отравления угарным газом, тогда как у других было по 70-73 процента. Такое ощущение, что его можно было спасти. Но это только ощущения, доказать я ничего не могу.
После трагедии Галина Леонтьевна продолжает работать на шахте, часто на том самом месте, где "дежурила" 5 декабря. Вспоминает, что первое время было очень тяжело, потом стало намного легче. Говорит, что начала привыкать жить с болью.
- Это был кошмар, - вспоминает Тамара Запорожец, потерявшая на "Шахтинской мужа Владимира. - Наша знакомая работает на шахте в медпункте. Сразу туда бросились звонить: моего мужа еще не нашли. Мы думали: может, обойдется. А там же – кошмар, люди вон какие, без рук, без ног. После этого я стала чего-то боятся. Наверное, вообще все в жизни страшно. Мы даже до свиданья друг другу не сказали. В ночь ушел, а утром не пришел человек – это страшно…
"НЕ ВЕРЮ"
Руководство Угольного департамента уже через день после трагедии объявило, что детонатором взрыва послужил прибор, предназначенный для спасения человека. Из чего следовало, что в случившемся виноват один из тех горняков, которые работали в лаве. Шахтер оставил свой самоспосатель без присмотра. Приведенные в движение шахтные механизмы раздавили капсулу, что дало искру, попавшую в отработанное загазованное пространство. Произошел взрыв, в результате которого погиб и сам владелец самоспасателя, и еще 22 человека. Ту же версию подтвердила и правительственная комиссия, и независимые эксперты из России. Уголовное дело, возбужденное по статье 245 УК РК "Нарушение правил ведения горных работ, повлекшее тяжкие последствия", закрывалось несколько раз и несколько раз направлялось прокуратурой на доследование. Проводились экспертизы и допросы, материалы дела росли (сейчас их уже восемь томов), менялись следователи, но версия о самоспасателе оставалась неизменной.
Противопоставить ей нечего, кроме разве что недоказуемых слухов, которые в итоге вылились в анонимные письма, разосланные по карагандинским газетам и городским инстанциям. Авторы неподписанных посланий называли себя шахтерами "того самого" участка, где произошел взрыв, и утверждали, что метан "присутствовал постоянно" не в закрепном пространстве, где газ в принципе не контролируется, а самой лаве, что "норма была готовая для взрыва". Однако едва утверждения неизвестных были озвучены в газетах и по местным телеканалам, их тут же опровергли те самые рабочие, от имени которых анонимные авторы обвиняли руководство шахты. Чтобы поддержать официальную версию, горняки, которые работают на печально известном участке, приехали из Шахтинска чуть ли не всей бригадой.
Однако родственники погибших отказываются принимать официальную версию.
- Мне кажется, даже неграмотному человеку ясно – дело не в самоспасателе, - говорит Гуль Сарсекеева, у которой на "Шахтинской" погиб муж Жусуп. - Конечно, я в это не верю. Последнее время, когда они на лаве работали, муж всегда говорил, что лава загазована, глаза режет.
- Загазаванность в лаве была. По мужу это видно было, у него глаза были сильно опухшие, - вспоминает Валерия Султанова. - Нет, не верю в самоспасатель.
- Я считаю, начальство виновато. Они на поверхности, им нужно план сделать. Я хочу, чтобы работали специальные люди, которые бы сначала проверяли, какая загазованность, а только потом только пускали под землю рабочих, - говорит Регина Агишева, потерявшая брата Марата. - Вообще, брат рассказывал, что в шахте очень страшно, там очень большая загазованность. Он рассказывал, что один человек погиб на шахте, другой, но я даже не думала, что мой брат тоже может погибнуть.
"НЕ ХОЧУ ОБВИНЯТЬ"
"Тех, кто на самом деле виновен, не накажут все равно", - повторяют родственники погибших, объясняя, почему они потеряли интерес к ходу следствия. Как потерпевших их приглашали ознакомиться с материалами дела. Однако мало кто стал читать все восемь томов. В полиции люди в основном писали заявления, что никаких претензий не имеют.
- Володю не вернешь, - вытирает слезы Галина Леонтьевна Кучкина. - И мне не хочется, чтобы страдали другие люди. Стрелочника всегда найдут, а те, кто непосредственно виноват, все равно выйдут сухими из воды. Это моя точка зрения. Я никого не хочу обвинять, ни на кого не хочу показывать пальцем. Пусть им Бог будет судьей, если они смогут жить с этим грузом. Нет, ненависти нет. Я считаю, что они сделали для нас все, что могли сделать. Такую помощь не всем оказывают. Лично я всем довольна. Я благодарна людям, которые были рядом со мной.
ВИНОВНЫХ НЕТ
Сегодня, 7 ноября, истекает очередной срок, отведенный прокуратурой на доследование. Накануне траурной годовщины "Новый Вестник" попросил полицейских рассказать, к чему пришло следствие. Однако начальник следственного управления наотрез отказался от комментариев. "Зачем вы со мной это увязываете? – удивился он. - Срок у меня до 7 декабря и я не вижу целесообразности проводить какие-то аналогии".
На наши вопросы ответил пресс-секретарь областной прокуратуры Нурбек Кузбаков.
- В настоящее время дело находится на стадии расследования. Генеральной прокуратурой срок продлен до 9 месяцев, то есть до 7 декабря. Установлено, где был произведен данный самоспасатель. Это тамбовский завод. Заново передопрошены ряд лиц, сотрудники экспертных учреждений. Проведена техническая экспертиза по пригодности аппаратуры газового контроля шахты. Еще раз выяснялось, насколько полно шахтерам был произведен инструктаж по правилам техники безопасности. В интересах следствия многих обстоятельств не могу пока сказать. Но официальная версия о самоспасателе остается.
- Почему следствие длится так долго?
- Нас не устраивает неполнота расследования. Мы стремимся к тому, чтобы все было выполнено. Чтобы мы со спокойной совестью могли сказать, что сделали все, что могли. По принципу: мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Сейчас, если мы придем к мнению, что все необходимое выполнено, тогда дело будет изучаться в генпрокуратуре. Если выяснится, что мы что-то упустили, дело вновь вернут на дальнейшее расследование. В этом случае органам следствия дается еще месяц.
- По мнению родственников погибших, настоящие виновники трагедии – слишком большие начальники, чтобы привлекать их к ответственности.
- Я не могу подтвердить домыслы насчет того, что на следствие оказывается какое-то давление. Потому что если бы такое давление было, оно бы оказывалось и на прокуратуру тоже. Тогда мы бы не проводили те же пресс-конференции, старались бы замолчать то, что делается в настоящий момент.
- Жены погибших шахтеров помнят, как их мужья жаловались на сильную загазованность...
- Всегда, когда общаешься с потерпевшей стороной, надо понимать, что они будут недовольны. Это естественное человеческое желание - найти виновного. Не нужно забывать, что шахта особо сложная, относится к сверхкатегорийным по выбросу метана. Вероятность того, что будет произведен выброс метана, в несколько раз больше, чем на других шахтах. Плюс угольный слой на "Шахтинской" достаточно сложный, в связи с этим возможна концентрация на отдельных участках. Я не могу сказать, какое решение примут следователи, но пока никого в качестве подозреваемых нет. Официальная версия о самоспасателе остается. Виновных лиц нет. Говорить о том, что совершено преступление, мы на данный момент не можем.
А как сейчас?
"ГЛАВНОЕ – ПЕРЕВОСПИТАТЬ РАБОЧИХ"
Изменилось ли что-то в работе карагандинских шахт после декабрьской трагедии?
С этим вопросом мы обратились к заместителю технического директора угольного департамента по технике безопасности и промышленной санитарии Валерию Сергееву.
- Нас курирует Европейский банк реконструкции и развития, - рассказал Валерий Борисович. - Дает фирме займы. Соответственно, выставляет определенные требования, в том числе по безопасности. После аварии на "Шахтинской" банк присылал серьезного эксперта Питера Грэхэма из Великобритании, директора компании "Интерконсульт ЛТД". Он сделал вывод, что мы подошли к такому сложному периоду, когда технически все уже завершено, а сломать менталитет рабочих очень сложно. Сейчас главное – изменить их отношение к правилам и обязанностям, людей перевоспитать.
Валерий Борисович даже привел прямую цитату из отчета английского эксперта: "В целом методы и организация техники безопасности на шахтах Угольного департамента признаны правильными и аналогичны тем, что применяются на шахтах большинства западных стран".
Никуда не денется, к примеру, принятая в угольном департаменте сдельно-премиальная оплата труда, которая может подстегнуть некоторых шахтеров нарушать технику безопасности ради выполнения плана. Корень зла руководство шахты видит в другом. По словам Сергей Борисовича, сейчас основной упор делается на обучении шахтеров правилам безопасности. По мнению руководства, уберечь горняков от промахов поможет дополнительное обучение. Занятия для шахтеров организуются с отрывом от производства и с привлечением специалистов из Германии.

Версия для печати

Комментариев: 0








город Сарань ru

город Сарань kz

город Сарань караганда


 

pgt 0.01006 сек.
запросов 7
кэширование включено