Архив новостей

Июль 2006
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Честная собственность

дата: 3 июля 2006 / прочитано: 1936 раз(а) / комментариев: 0 штук(а)

Квартирная история семьи Саньковых из Сарани только на первый взгляд кажется обычной. Казалось бы, кого сейчас удивишь рассказом о том, как акимат отдает чужое, но пустующее жилье. И как потом хозяева злосчастной квартиры – и новые, и старые – долго ходят по судам, доказывая каждый свое право. И на крышу над головой вообще, и на отдельно взятые стены в частности, которые вдруг превратились из ненужной обузы в недвижимое и очень ценное имущество. Жилищная война Саньковых с саранским акиматом знаменательна не только тем, что в нее невольно оказалась втянута детская библиотека. Эта эпопея как нельзя кстати иллюстрирует и то, чем иной раз чреваты даже самые благие намерения чиновников. Устроивших в свое время в Сарани массовую "расприватизацию" жилья во спасение всего города.
"МЫ НЕ БОГАЧИ, ЧТОБЫ ДАРИТЬ ГОРОДУ КВАРТИРУ"
В 1998 году, когда в Сарани не было ни тепла, ни воды, ни света, супруги Саньковы с детьми решили переехать из многоэтажки в частный дом. В заявлении председателю КСК написали, что от квартиры они не отказываются, но пожить пока решили там, где теплее.
- Мы подали это заявление для того, чтобы в КСК знали, что квартира стоит пустая. Указали, что оставляем ее до тех пор, пока дети не решат от нас отделиться. И разрешили заселить в свою приватизированную квартиру нуждающихся, чтобы не пустовала.
И действительно, в квартире поселилась семья, которая прожила здесь немногим больше года. Новые жильцы следили за сохранностью жилища и добросовестно оплачивали услуги КСК. До тех пор, пока не решили сменить место жительства. И жилплощадь вновь опустела.
Глава семейства Саньковых честно признается, что на протяжении всех этих лет не платил за квартиру ни тиына. Уверяет, что и не за что было платить в те времена большой коммунальной разрухи. Но в квартиру законные владельцы наведывались регулярно. Чтобы убедиться, что стоит она на первом этаже целехонькой. И стекла, и рамы с дверьми, и батареи в комнатах, как и положено, были на своих местах. Даже хозяйская мебель долгое время хранилась здесь, пока не перевезли ее в новый дом.
- Но как только из нашей квартиры выехала та семья, тут же появилась новая железная дверь. Попасть внутрь мы уже не смогли, - вспоминают хозяева. – Выпросить ключи, чтобы посмотреть, что там с нашей квартирой сделали, тоже не удалось.
В последний год Саньковы были особенно настойчивы. Женился сын Владимир и переехал жить в съемную квартиру. Старшая дочь Маша перебралась с мужем в Сарань, и тоже в чужое, арендованное жилье. В семье младшей дочери Нади ожидается пополнение. …В общем, когда-то приватизированная, а позже оставленная квартира стала нужна Саньковым позарез. Однако, в их жилище к тому времени уже делали ремонт за государственный счет. И Саньковых не подпускали к нему и близко. Объясняя, что теперь на этих квадратных метрах будет располагаться детская библиотека.
- Акимат нанял рабочих, разломал стены и поставил железную дверь. Но зачем библиотеке железное окошко в двери в подъезде и вторая дверь с улицы? Наверное, магазин здесь откроют, - предполагает глава семьи Павел Фролович.
Не убедили Саньковых даже стеллажи с книгами, расставленные возле окон в квартире. Стеллажи завезли только неделю назад, и Саньковы считают, что акимат решил прикрыться библиотекой после того, как они стали жаловаться на саранских чиновников в различные инстанции.
Но городские власти тем временем всерьез намерены отсудить у хозяев квартиру, на ремонт которой уже потратили деньги из бюджета. Акимат утверждает, что за своим жилищем Саньковы не следили. И что брошенную квартиру в конце концов разграбили, оставив ее без стекол и сантехники.
Справедливости ради стоит заметить, что чиновники пытались уладить конфликт миром. Саньковым предлагали взамен другую жилплощадь, но ни один из вариантов не показался хозяевам равнозначным обменом.
- Нам предложили вместо нашей трехкомнатной квартиры сначала однокомнатную муниципальную, которую мы никогда не сможем оформить на себя, так как она принадлежит городу. А потом заявили, что мы можем приватизировать квартиру… нашей бабушки, которая живет в соседнем доме. Но бабушкину квартиру итак можно приватизировать, без "помощи" акимата, - недоумевает Маша Санькова.
Именно ей, старшей дочери, отец решил отписать трехкомнатную квартиру. Поэтому именно Маша и вступила в борьбу с городским акиматом за свою собственность. Хоть и пытались чиновники остановить ее… призывами к совести. Эти аргументы Машу особенно поразили:
- В акимате нам сказали: "Как вы можете!? Ведь здесь будет не что-нибудь, а детская библиотека!" Но ведь это наша квартира, наша собственность! И мы не богачи, а обычные жители города. Почему мы должны приносить такие жертвы?
"ХОЗЯЕВА ПОЯВИЛИСЬ, КОГДА РЕМОНТ БЫЛ ЗАКОНЧЕН"
В саранском акимате, комментируя квартирную историю Саньковых, на самом деле говорят о том, что проблема гораздо более масштабна. И этот единичный конфликт – всего лишь звено в сложной цепи тех последствий, с которыми сейчас сталкиваются власти города, пережившего не самые лучшие свои времена.
Чиновники уверены, что если бы они не забирали обратно в жилищный фонд города приватизированные квартиры, то над разрушенной и опустевшей Саранью разве что коршуны бы не летали. И только потом, когда жизнь в городе наладилась, а жилье превратилось в реальную ценность и предмет судебных исков, сотрудники акимата узнали, что их действия были незаконными.
Любовь Дмитриевна Кушнир, главный специалист отдела жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог города Сарани, говорит, что "занимается квартирой Саньковых" с того самого момента, как из нее выехали хозяева. И потому с самого начала знает обо всем, что происходило на этих квадратных метрах.
- Квартира стояла брошенной, Саньковы ее не содержали, не охраняли, не платили за нее. В конце концов, в октябре 2002 жена Санькова написала заявление на расприватизацию, "поскольку квартира им не нужна". Сами они купили дом внеплановой постройки. То есть построенный незаконно. Но в виде исключения их туда прописали. После этого мы подготовили постановление об отмене решения "О приватизации" квартиры. Это значит, что раз мы принимали решение о приватизации, мы его имели право и отменить, согласно заявлению хозяев и по документам, - поясняет Любовь Дмитриевна.
Для чего акимату понадобилась трехкомнатная квартира на первом этаже? Для того, чтобы переселить в нее детскую библиотеку. Которая до той поры располагалась в здании недействующего детского садика. Когда жизнь в Сарани наладилась, дошло у властей дело и до восстановления детсада. Но ведь и библиотеку надо было куда-то пристроить. Квартира Саньковых пришлась как нельзя кстати – три комнаты, первый этаж, хороший район. И отдел культуры взялся за восстановление разбитой квартиры.
- Все время пока шел ремонт, Саньковы не объявлялись, не задавали никаких вопросов, - говорит Любовь Дмитриевна. - Почему они не пришли и не сказали: "Вон отсюда! Это наша квартира, мы заплатим все долги и налоги и будем с ней что-то делать"? Хозяева появились в тот момент, когда ремонт был закончен, когда в городе улучшились условия проживания, и цены на подобное жилье поднялись до 3-4 тысяч долларов.
"ЖИЗНЬ ЗАСТАВЛЯЛА ЭТО ДЕЛАТЬ"
Любовь Кушнир рассказывает, что таких хозяев в Сарани сейчас много. После того, как в городе выросли цены на квартиры, народ стал возвращаться и требовать свое брошенное когда-то жилье обратно. "Даже из Германии приезжают!".
А отчего бы не приезжать, если появилась возможность получить несколько тысяч долларов за то, за что еще несколько лет назад не давали и ломаного гроша. Да и грозным словом "расприватизация", которым саранские чиновники называют дела давно минувших дней, никого из нерадивых хозяев особо теперь и не напугаешь.
А ведь еще несколько лет назад, когда город был на грани разрухи, и люди бежали из него, бросая свои квартиры, саранский акимат частенько принимал эти самые постановления о "расприватизации". Один экземпляр решения отдавали в РГП "Центр по недвижимости", получали взамен справку, и квартира считалась государственной. Чтобы сохранить жилье в целости, подселяли туда людей. Только делали это не так как в Караганде, на птичьих правах, а честь по чести.
Сначала бывшие хозяева подписывали заявления на отказ от своей приватизированной квартиры, сдавали документы на нее, и уезжали на новое место жительства. Потом акимат своим решением "расприватизировал" жилище. После чего, как говорит Любовь Кушнир, уже следующие жильцы смело приватизировали эти квадратные метры заново, оформляли документы и считали себя полными и настоящими хозяевами жилья.
Все эти сделки официально оформлялись в БТИ. Но в 2005 году в это ведомство приехали вышестоящие столичные чиновники. Они-то и объяснили, что "расприватизация" - сделка незаконная. А следовательно, все "расприватизированные" в последние годы квартиры по-прежнему принадлежат их первым хозяевам!
Сказать, что это открытие стало настоящей бомбой – ничего не сказать. Речь ведь шла о массовом переселении людей в той же Сарани. А значит и о том, что в квартирные споры неминуемо будет втянуто множество участников. И тех, кто оставлял в свое время ненужные квартиры. И тех, кто вселялся в них, рассчитывая жить спокойно и без проблем. И тех, кто разрешал делать и то, и другое, будучи уверенным, что все здесь законно. Вот только "законы военного времени", как оказалось, не годятся для благополучной жизни.
Даже если с точки зрения морали они выглядят правильнее.
- Одна такая "хозяйка" сказала: "Я вам дала жилье на сохранение, чтобы вы его содержали и охраняли". Я когда такое услышала, дар речи потеряла, - возмущенно рассказывает Любовь Кушнир. - Значит, мы должны ее квартиру охранять, оплачивать коммунальные услуги, пока владелица не соизволит вернуться?! А вы представляете себе состояние тех же библиотекарей, которые приводили в порядок разбитую квартиру Саньковых? Мы просили, чтобы хозяин оформил официальный отказ от квартиры. Но он начал кричать на нас! От однокомнатной квартиры взамен семья тоже отказалась. Нам пришлось теперь обратиться в суд, чтобы он прекратил право собственности семьи Саньковых на эту квартиру.
А если говорить не о частных случаях, а о главном? Как же так получилось, что акимат "расприватизировал" квартиры в обход закона?
- Вспомните, что в Сарани не было тепла и света. Что началась оптимизация. Что мы были вынуждены забирать людей с РТИ и селить в пустующих городских квартирах. Жизнь заставляла все это делать. И только потом появились рекомендации, что мы должны и имеем право обратиться в суд, если квартира брошена на год и более. А уже суд может прекратить право собственности. А мы к тому моменту все позаселяли на основании решений акимата. Потому что сохраняли жилой фонд в то время, когда не было тепла, света и воды. Мы не разбирали – приватизированная квартира или не приватизированная. Потому что если бы мы не сохраняли жилой фонд, у нас была бы та же ситуация, что и на РТИ. Тогда люди бежали к нам со всех краев города. А теперь мы же страдаем и судимся.
…В деле о квартире семьи Саньковых разбирается судья. Формально пока жилье по-прежнему принадлежит первым владельцам. Хотя акимат уже успел сделать там капитальный ремонт с перепланировкой. И обнадежить библиотекарей, что и они не останутся без крыши над головой. К чему же в итоге склонится правосудие? Поддержит ли действия акимата, спасшего жилой фонд Сарани, или же встанет на сторону семьи, отстаивающей свое право на собственность? В любом случае итоги этого процесса будут показательными.

Версия для печати

Комментариев: 0








город Сарань ru

город Сарань kz

город Сарань караганда


 

pgt 0.02121 сек.
запросов 7
кэширование включено