Архив новостей

Апрель 2007
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 

Фактически он остался ненаказанным

дата: 27 апреля 2007 / прочитано: 2795 раз(а) / комментариев: 12 штук(а)

Хирурга, по вине которого умер пациент, приговорили к двум годам лишения свободы. И… освободили по амнистии прямо в зале суда
- В наше время умереть от аппендицита… Это же смешно... – будто заклинание, твердит Татьяна Катванова.
Впервые она произнесла эту фразу без малого два года назад. После смерти мужа. И продолжает повторять теперь. Потому что в голове не укладывается, как такое могло случиться.
Александр Катванов умер, попав в больницу с острым приступом аппендицита и перенеся две операции. Молодой мужчина был бы жив, если бы его оперировал более опытный хирург. Или если бы ему достались более внимательные доктора….
Александра погубили невнимательность, халатность и самонадеянность медиков. К такому выводу пришли и специалисты, проводившие по "горячим следам" служебное расследование, и судебно-медицинские эксперты, изучавшие причину смерти.
Недавно дело о гибели пациента рассматривалось в районном и областном судах. Хирурга, оперировавшего Александра Катванова, безоговорочно признали виновным.
Дождавшись оглашения вердикта, Татьяна Катванова заметила:
- Теперь я смогу войти в эту больницу с высоко поднятой головой. Но надеюсь, что мне никогда больше не придется туда обращаться…
"ТАК БЫВАЕТ ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ"
…Александр Катванов почувствовал себя неважно, вернувшись вечером с работы. Сильно болел живот. Обезболивающее не помогло. Вызвали "скорую". Врач, осмотрев больного, посоветовала не тянуть с госпитализацией.
Тогда же, вечером 26 июля 2005 года, Александра увезли в Бухаржыраускую районную больницу (Катвановы живут в поселке Ботакара). Мужчине выставили диагноз: "острый аппендицит". На хирургический стол пациент попал буквально спустя пару часов.
Оперировал Александра молодой доктор Аскар Жумакаев, устроившийся в эту больницу неполных два месяца назад. Со своей работой врач управился минут за сорок.
Все это время Татьяна, ожидая исхода операции, провела в больнице. Вспоминая подробности того дня, рассказывает, как самостоятельно выводила мужа из наркоза: "Ни медсестра, ни врач при этом не подходили".
Домой женщина ушла, когда муж пришел в сознание. Татьяна навещала супруга каждый день, со страхом замечая, что дело совсем не идет к выздоровлению. Скорее, наоборот. Муж постоянно жаловался на боли в животе. Температура поднималась до 39 градусов.
- Саша говорил об этом врачу, но тот сказал, что, мол, "так бывает после операции", - возмущается Татьяна Катванова. - Знаете, как мужу сбивали температуру? Один-единственный раз ему удалось выпросить таблетку аспирина на ночь. Никаких уколов и систем не делали. Да если бы мне велели купить какое-то лекарство – разве бы я отказалась?!
Повторную операцию провели через неделю после первой. Скальпель в руки на сей раз взял заместитель главного врача больницы (а по совместительству – отец молодого хирурга, удалявшего аппендицит Катванову). Однако это вмешательство не помогло. В ночь на 3 августа 2005 года Александр Катванов скончался в реанимации.
СМЕРТЕЛЬНЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ
Позже причины гибели больного изучали судебно-медицинские эксперты. Причем не только карагандинские. Свое веское слово сказали и алматинские специалисты из Центра судебной медицины.
В итоге судмедэксперты пришли к выводу, что Катванов "умер от тяжелой интоксикации, развившейся в результате острой спаечной кишечной непроходимости и разлитого гнойного перитонита, возникшей после первой операции". То есть от тяжелых осложнений, которых вполне можно было бы избежать, если бы хирургическое вмешательство было проведено хотя бы днем раньше.
Более того, выяснилось, что приступ аппендицита, скрутивший Александра, оказался далеко не банальным, а весьма сложным. Во-первых, пациент поступил в больницу спустя сутки после начала заболевания. "Как показывает хирургическая практика, этот срок поступления является поздним для "острого аппендицита" и считается неблагоприятным как для выполнения операции, так и для исхода заболевания", - комментировали позже судмедэксперты. То есть оперировать Катванова должен был не молодой "без году неделя" специалист, а более опытный врач.
И, во-вторых, молодой хирург, проводивший первую операцию, не учел особенностей расположения червеобразного отростка (того самого "аппендицита"), который предстояло удалить у Катванова. При подобном, забрюшинном, размещении и операцию следовало проводить по-другому.
"Забрюшинную клетчатку у такого больного следовало дренировать, а не зашивать наглухо", - отмечали потом эксперты.
Эта "техническая ошибка хирурга" и привела к развитию тяжелых послеоперационных осложнений…
Позже, выступая в суде, специалисты заметили, что роковую роль в этой трагедии сыграла, не в последнюю очередь, малоопытность врача: "Однако, если возникли какие-либо сомнения, необходимо было обратиться к более опытным врачам и избежать наступления тяжелых послеоперационных последствий".
Список грубых нарушений, допущенных во время лечения Александра, оказался велик. Например, после операции больному не назначили ни антибиотики, ни специальную дезинтоксикационную инфузионную терапию. Хирург (он же лечащий врач) видел плохое самочувствие своего пациента. Однако все жалобы легкомысленно списывал на… "погрешности диеты".
О том, что дела Катванова плохи, врачи, по большому счету, узнали лишь от его жены. Когда Татьяна Катванова сумела достучаться до руководства больницы. Как уже говорилось выше, в итоге была проведена повторная операция. И если бы ее сделали хотя бы на сутки раньше, Аександр, возможно, остался бы жив…
ОДИН ЗА ВСЕХ
"Прошу разобраться и наказать виновных в гибели мужа", - заявление в полицию Татьяна Катванова отнесла вскоре после похорон. Получила "отказ в возбуждении дела". Обратилась снова. Заодно написала жалобу в прокуратуру.
Подобных заявлений было десятка два. В районный отдел полиции, в департамент внутренних дел, в районную и областную прокуратуру. И снова по тому же кругу.
- Дело не хотели возбуждать, мотивируя тем, что в действиях врачей не было состава преступления. Что они действовали неумышленно, - объясняет вдова.
С мертвой точки дело сдвинулось лишь после обращения в Генеральную прокуратуру. К тому времени Татьяна Катванова обратилась за помощью к адвокату Оксане Трясиной. Медленно, со скрипом, но колеса правосудия закрутились. Расследование длилось почти год. Большую часть времени, по словам Оксаны Николаевны, "съела" бюрократическая переписка с полицией и прокуратурой. Так, результаты алматинской судебно-медицинской экспертизы, проведенной еще летом 2006 года, в руки вдовы и ее представителя попали лишь в ноябре. И то после нескольких жалоб в прокуратуру.
Кстати, именно результаты этой экспертизы адвокат называет наиболее полными и объективными.
- Была указана вина каждого врача. Не только хирурга, который делал операцию, но и тех, кто был рядом и его не контролировал, - объясняет адвокат. – Специалисты обнаружили множество нарушений. Причем не только в ходе проведения операции. Перед хирургическим вмешательством пациенту не провели обследование: не сделали анализы крови и мочи, не сняли кардиограмму, хотя Татьяна Катванова предупреждала, что у ее супруга больное сердце. Имелась и косвенная вина анестезиологов. Ни в одном документе, в частности, они не указали, какую именно анестезию и в какой дозировке применяют! Вдобавок к этому в больнице неправильно оформлялась медицинская документация.
"Таким образом, - резюмировали в своем заключении алматинские специалисты, - выявленные в ходе расследования дефекты организационного (отсутствие контроля со стороны администрации над деятельностью молодых специалистов, некачественное ведение медицинской документации), диагностического (неверная интерпретация лечащим врачом клинических проявлений кишечной непроходимости и перитонита) и тактического характера (неадекватная предоперационная подготовка, неверная оценка степени анестезиологического риска) в совокупности привели к смерти больного".
- Это прямые, не косвенные доказательства вины врачей! Но к ответственности в итоге был привлечен лишь молодой хирург Жумакаев, - говорит адвокат.
Оксана Трясина добивалась, чтобы на скамье подсудимых оказались и анестезиологи, и ассистент, присутствовавшая на первой операции, и врач, проводивший второе хирургическое вмешательство (к слову, сестра и отец подсудимого врача).
Однако в возбуждении дела было отказано. Дескать, если бы молодой доктор изначально отнесся к своим профессиональным обязанностям добросовестно, его огрехи не пришлось бы срочно исправлять. А следовательно, ошибки его коллег можно назвать лишь "опосредованными".
ОСУДИТЬ И ОТПУСТИТЬ
…У Татьяны Катвановой до сих пор хранится официальный ответ на ее обращение, подписанный тогдашним директором департамента здравоохранения Ермекбаевым. В частности, в бумаге говорится о том, что и к директору Бухаржырауской больницы, и к его заместителю по лечебной работе "приняты меры дисциплинарной ответственности". В переводе на русский – обоим влепили выговоры.
Однако крайне любопытная деталь "всплыла" во время судебного разбирательства. По настоянию адвоката Трясиной были обнародованы личные дела всех замешанных в скандале врачей.
- И выяснилось, что в делах имеются только положительные характеристики. О каких-либо выговорах даже речи нет! – возмущенно комментирует адвокат. – Хотя в результатах служебного расследования сказано, что выговоры были! Самого хирурга Жумакаева по итогам того же расследования предлагалось отстранить от работы. Однако этого не произошло. Когда у подсудимого спросили, кем он работает, тот ответил: "Хирургом". То есть и на момент судебного процесса он не был отстранен! Руководство больницы на это лишь заметило: "Его вина не доказана".
Вердикт судьи был оглашен спустя месяц после начала заседания. Врача признали виновным по ст. 114 ч. 4 УК РК и назначили ему "наказание в виде лишения свободы сроком на два года с лишением права заниматься хирургической деятельностью сроком на два года". Однако тут же от наказания освободили по амнистии.
- Единственное, чего мы реально добились – это запрета работать хирургом, - комментирует адвокат Оксана Трясина. - Но фактически этот человек остался ненаказанным. Он не почувствовал своей вины. Не увидел своих ошибок. Точнее, не захотел увидеть. Считаю, такие люди вообще не должны работать врачами. Кстати, этот хирург чуть позже все-таки ушел из больницы. Видимо, лишь для того, чтобы позже заявить: я безработный, с меня много не возьмешь.
НАКАЗАНИЕ "РУБЛЕМ"
Дело в том, что, согласно судебному вердикту, экс-доктор должен выплатить вдове своего пациента без малого полтора миллиона тенге. Это компенсация морального вреда и материального ущерба. Правда, Татьяна Катванова настаивала на сумме в 15 миллионов тенге, с условием, что эти деньги будут выплачиваться частями до того момента, пока ее дочерям не исполнится 18 лет. Однако по решению суда сумма была уменьшена в десять раз. При этом получить деньги вдова должна будет в течение месяца.
- Когда подсудимому дали последнее слово, он сказал: "Да, я признаю, что виноват. Но платить не буду. У меня таких денег нет", - вспоминает Татьяна. – Мол, для этого есть государство. Пусть выплачивает пособие. Получается, он довел моего мужа до могилы, а платить за это должно государство?!
ПОСЛЕСЛОВИЕ
…Когда Александр Катванов умер, его старшей дочери Кристине было четыре года. Первое время малышка не отставала от матери: "Мам, а когда папа придет? Я так по нему соскучилась". Та пыталась объяснять: "Папа теперь живет на небесах. Он к нам не вернется".
Младшая Ангелина папу не помнит совсем. Летом 2005-го ей было всего полтора годика. Зато сейчас девчушка, справив трехлетие, все чаще пристает: "А где мой папа?".
- Я на это отвечаю, что папа на работе, - вытирая набегающие слезы, рассказывает Татьяна. – Тогда она спрашивает: "А когда же он мне шоколадку купит?". И эти разговоры возникают все чаще и чаще. Скажите, какое сердце все это может выдержать?..

Версия для печати

Комментариев: 12








город Сарань ru

город Сарань kz

город Сарань караганда


 

pgt 0.01414 сек.
запросов 7
кэширование включено