налёт изуверов в Шахане

На 63-летнего старика – жильца полузаброшенной шаханской многоэтажки – наткнулась пришедшая к нему в гости дочь. Дед Василий лежал в зале среди перевернутой мебели и разбросанных по полу вещей. Вместо лица у него было сплошное кровавое месиво.
Жена пенсионера Александра Ивановна лежала в той же комнате на кровати. Тоже сильно избитая, но живая. Из-за шока, бабулька до сих пор не может внятно объяснить, что же произошло в их квартире третьего января.
Дом на квартале 10/16 Шахана, где с 1964 года жили супруги Изгорь, не так давно опустел. Здание готовят к сносу – местный предприниматель выкупил его и собрался разобрать на кирпичи. Хозяева квартир, получив от бизнесмена денежную компенсацию, постепенно разъехались в более благополучные районы поселка. А Василий Иванович вместе с женой остались. Искали, но все не могли подобрать для себя подходящего варианта нового жилья.
Преступники обо всем хорошо знали: и о деньгах – новоявленный владелец многоэтажки заплатил Изгорям 120 тысяч тенге, и о том, что на помощь пенсионерам прийти будет некому. Для троих крепких молодых людей риска практически никакого. Да к тому же изрядная доза спиртного, выпитая ими перед нападением, очевидно, развеяла последние сомнения и страхи.
Полицейские выяснят это спустя сутки после разбоя, когда подозреваемые окажутся в отделении и один за другим начнут колоться и выкладывать отвратительные подробности расправы над стариками. А пока…
ЛОЖНЫЙ СЛЕД И НАВОДКА СОСЕДЕЙ
Четвертого января в 11.10 (с момента преступления прошло 19 часов) труп деда Василия и избитую бабу Шуру обнаружила дочка, пришедшая их навестить. Женщина сразу вызвала "скорую" и позвонила в полицию.
- Бабушка хоть и в сознании была, вела себя неадекватно, ничего толком рассказать нам не могла, - говорит старший оперуполномоченный Шахтинского ГОВД Санат Шешембеков. – Единственное, что сумела – немного описать разбойника. С ее слов, в квартиру ворвался мужчина лет тридцати на вид. И все. Больше она не помнила ничего.
Ну, и еще родственница пенсионеров дополнила, что из дома пропал цветной телевизор, два газовых баллона и велосипед.
Стражи порядка принялись искать подходящего под описание гражданина. Однако уже к вечеру станет ясно, что Александра Ивановна Изгорь пустила сыщиков по ложному следу. Разумеется, не специально. Вот диагноз, который поставили ей врачи: закрытая черепно-мозговая травма, ушибленные раны лица и головы, перелом левой кисти. А старушка еще до визита злоумышленников страдала частичной потерей памяти. И плюс к этому психологический шок…
На самом деле налетчиков было трое. И возрастом они окажутся гораздо моложе – старшему 23, а его подельникам по 16 и 19 лет. Их вычислили просто. По наводке жителей соседних домов, видевших, как парни, никого не стесняясь, тащили награбленное добро по улице.
УВЕРТКИ НА ДОПРОСАХ
- Младших мы задержали в тот же день. Оба местные, шаханские. Один из них бывший сосед пенсионеров. Второй воспитывался в детдоме, - продолжает Санат Шешембеков. – Сначала они отпирались, конечно. Ну, как это обычно бывает, мол, ничего не знаем, наша хата с краю. А когда дома у бывшего соседа мы нашли велосипед и газовый баллон, они во всем и сознались. Куда против прямых улик попрешь? И своего третьего приятеля-шахтинца заложили. Узнав места, где он может появиться, мы все их перекрыли. И получилось так, что он сам пришел к нам сдаваться. Выбора у него другого не оставалось.
Последний из задержанных уже имел опыт общения с полицейскими. Совсем недавно мотал срок в колонии за нанесение тяжких телесных повреждений человеку. И видно, поэтому, снова попав в тупиковую ситуацию, на первом же допросе попытался заморочить голову следователю. Принялся сваливать всю вину на подельников, а свою роль обозначил, как свидетельскую. Говорил, будто бы просто рядом стоял, когда его друзья расправлялись с жертвами с помощью железной трубки и обломка кирпича. Вот только версия эта оказалась никуда негодной. Во-первых, приятели его слова опровергли. И, во-вторых, молодой человек взял себе часть добычи – телевизор и второй газовый баллон. А подобные обстоятельства Уголовным кодексом трактуются, как соучастие в преступлении. И отвечать парню придется наравне с остальными.
"ОНИ СОПРОТИВЛЯЛИСЬ"
Сейчас все трое находятся в шахтинском ИВС. Корреспондентам "НВ" разрешили побеседовать с самым "контактным" – 19-летним Виктором, бывшим соседом несчастных стариков.
За столом комнаты свиданий передо мной сидел коренастый парнишка. Напряженный, словно сжатая пружина. Часто и тяжело вздыхал и старался не встречаться со мной взглядом. Из-за чего его деланные попытки выглядеть равнодушным казались какими-то жалкими.
- Третьего января мы пили у меня дома. У сестры был день рождения. Ну, когда все выпили, захотели еще водки. А деньги кончились, - говорит Виктор. – И я вспомнил про деда Васю. Летом я в его гараже велосипед свой оставлял, и тогда заметил там два насоса поливных и еще кое-какие железки. Еще я знал, что на зиму он их в квартиру забрал. Поэтому предложил пацанам: "Есть тема, в хате много дюраля"…
- То есть ограбить дедушку с бабушкой предложил?
- Ну да. Только по дороге сожитель моей сестры Саша (старший из компании – авт.) сказал: "Зачем тебе дюраль, у них же деньги есть, 120 тысяч".
- Как в квартиру попали?
- Сначала постучались. Дед нам не открыл. Тогда мы металлической трубкой попытались взломать дверь. А потом я ее ногой выбил. Мы забежали, а старики даже сказать ничего не успели. Били их по голове, спине. Ну и попинали чуть-чуть. Потом деньги искать стали.
Парни вываливали вещи из шифоньера, переворошили кровати, пошарили в шкафах на кухне. Но денег нашли до обидного мало – 461 тенге. Пришлось брать единственные ценности – цветной телевизор и емкости с газом.
- Мы там минут сорок были, - продолжает Виктор. - Оттуда сразу пошли в магазин. Купили бутылку водки 0,7. Два сока и две пачки сигарет. Когда эту водку выпили, снова пошли к старикам. Женя (детдомовец – авт.) забрал себе велосипед. Один баллон с газом я себе решил оставить. А другой Саша забрал. Так же, как и телевизор. Он хотел его моей сестре подарить. Но не успел.
- Не жалко их было, все-таки пожилые люди?
- Выпили мы много. Действительно много. И они сопротивлялись…
"ВОЗВРАЩАТЬСЯ В ТОТ ДОМ НЕ ХОЧУ"
Лицо у бабы Шуры до сих пор черное от синяков. Гипс на полруки, а пальцами здоровой ладони она старательно показывает нам три залитые зеленкой раны на обритой голове. И тут же переводит руку к шее, на которой виднеются бурые полосы.
- Видно, душили меня. Сейчас уже не помню ничего, наверное, заснула тогда, - старушка говорит совершенно спокойно, будто и не с ней беда приключилась вовсе. – Помню только, выломал дверь нам кто-то. Дед мой обычно ее еще доской подпирает. А в этот раз не подпер. Спрашивали про деньги. А я сразу сказала, что в доме денег нет. Я их у дочки храню. Все остальное знаю от полицейских. Про баллоны и про телевизор.
В разговоре Александра Ивановна говорит о покойном супруге, как о живом. То ли не сообщили ей еще о его гибели, чтобы не травмировать психику. То ли просто верить в смерть Василия Ивановича ей не хочется.
- Врачи пока не говорят, когда меня выпишут. Но возвращаться в тот дом я не хочу. Дочка уже подыскивает новую квартиру. Обязательно двухкомнатную. Мы ведь с дедом вдвоем, в однокомнатной нам тесно будет. Да еще кот. Хорошо хоть его не тронули. А то ведь бывают живодеры, которые и над животными издеваются.
Бывают, баба Шура. А бывают чудовища, которые из-за денег на выпивку готовы идти и убивать людей. Эти страшнее.



Огигинал новости «налёт изуверов в Шахане»   -
«Новости регионов области»   -






город Сарань ru

город Сарань kz

город Сарань караганда