Что мы смотрим.

- Осенью прошлого года сотрудники "Казпочты" предложили школьникам написать сочинение на тему "Что бы я сделал для процветания Казахстана?". Ученица из поселка Актас в своем письме предлагала запретить показ боевиков по телевизору. Потому что "у детей появляется озлобленность". Также юная школьница предлагала запретить показ фильмов про сексуальные отношения. Потому что "девочки, не достигшие 18 лет, рожают детей". Вы согласны с этим мнением?
- Я считаю, что у каждого телевизионного времени должен быть свой зритель. Детям положено спать после одиннадцати вечера. Если они не спят в это время, значит, они бесконтрольные. Если же эротические фильмы показывают по телевизору в детское время, то это, наверное, плохо. А вообще в любой стране мира существуют платные эротические каналы. И на Западе эта проблема решается кодированием сигнала. Если человеку не нравится эротика, то он может не смотреть ее, отказавшись от услуги. Но если он хочет смотреть эротику, то почему бы нет? Выбор должен быть.
- Человек, конечно, может отказаться от специального эротического канала на кабельном телевидении. Однако российские психологи, проводившие исследование, утверждают, что на российских телеканалах насилия и эротики столько, сколько нет ни в одной стране мира. Карагандинские телевизионщики показывают передачи российского ТВ. И ваш телеканал "АРТ" не исключение.
- Вообще эротика и насилие являются одной из важнейших составляющих успешного телепоказа. Это придумал не я. Это факт. Телезритель клюет на это. Почему на российском телевидении есть столько программ криминального толка? Тот же канал "НТВ", который всегда позиционировал себя, как серьезный общественно-политический канал, сейчас резко перепрофилировался и работает на скандалах, расследованиях, происшествиях и показе сериалов типа "Зона". Потому что зритель голосует пультом. Потому что "НТВ" сейчас готов бороться за тех, кто смотрит "Первый канал" и "Россию". И необходимо выстроить эфир так, чтобы зритель не ушел на другой канал…
- …То есть сделать так, чтобы телезритель видел на экране агрессию, насилие и эротическую сцену каждые 15 минут? Именно с такой частотой, по подсчетам тех же психологов, россияне наблюдают это по российскому телевидению. А значит, и карагандинцы тоже.
- Я все-таки думаю, что эротику и насилие по телевизору показывают не каждые 15 минут. И я, конечно, против того, чтобы так было. Но я считаю, что общество достойно того телевидения, которое у него есть. Также как телевидение достойно этого общества. Ведь мы ж ничего не выдумываем. Мы ориентируемся на то, что сейчас нужно человеку. Люди могут кричать, что эротика – это фигня, но ведь все занимаются этим (Смеется – авт.).
- Выходит, общество делает телевидение. А разве телевидение не должно нести некую общественную нагрузку – прививать зрителю нравственность, хороший вкус?
- Просто нужно четко знать, что такое телевидение. Это общественно значимый проект, который несет социальную нагрузку и как следствие ответственность? Или это рупор для определенных политических сил? Или это бизнес? К примеру, люди добывают химическое вещество, при этом работают на тяжелом производстве в тяжелейших условиях, они губят здоровье. Почему в этом случае никто не говорит о нравственности тех, кто зарабатывает на этом деньги? Для нас телевидение – это бизнес. Один из ведущих медиа-менеджеров России говорил, что учить чему-то аудиторию не нужно, нужно под нее подстраиваться. Вот и все. Если начнешь учить аудиторию, кто-то скажет: "Да пошли вы подальше. Кто вы такие, чтобы учить меня?".
- И тем не менее вы учите. К примеру, психологи говорят, что об интимной стороне жизни, сексуальных взаимоотношениях мужчины и женщины подростки узнают именно из телевизора.
- Конечно, телевидение влияет на молодежь. Но давай разберемся, почему на телевидение возложили все эти социально-значимые функции? Почему телевизор стал главным источником информации? Где школа, родители, старшие братья и сестры? Где остальная часть общества? Телевидение не может перед эротической сценой резко прервать передачу и обратиться к детям: "Мой маленький друг! Сейчас ты увидишь сцену, в которой мы покажем, как размножаются люди. Послушай, как ты должен поступить, увидев это…". Мы не обязаны давать ликбез сексуальных отношений мужчины и женщины. Для этого есть семья, в конце концов. Подросток, увидев по телевизору эротическую сцену, уже должен знать, что это, зачем люди этим занимаются и как вести себя после увиденного.
- Подозревал, что все сведется к семье и школе. Однако то, что уже существует подростковая жестокость, - не увидеть невозможно. Телевизионщики говорят, что воспитанием должны заниматься в семье и в школе. Педагоги кивают на семьи, родители – на телевидение. Так как же быть?
- Согласен, что это замкнутый круг, в котором все переводят стрелки. Но давай честно разберемся: у нас ведь не прямое общение с подростком. Прямое общение - это когда с подростком говорит брат, отец. Кому он поверит? Отцу и брату. А в нашем обществе сложилось извращенное понятие – то, что сказали по телевизору – правда. Да ничего подобного! Телевидение создают люди с такими же пороками, какие есть в обществе, а не роботы с высокой степенью нравственности и справедливости. И говорить о том, что телевидение ответственно за воспитание поколения – нельзя. Мы все ответственны за это. Я не сбрасываю сейчас со счетов телевидение – от нас тоже многое зависит. Но недостаток родительского внимания, общения со сверстниками, педагогического воспитания компенсируется общением с телевизором. А телевидение – это, повторюсь, в первую очередь бизнес! За то, что ты посмотришь 20-секундный имиджевый ролик, рекламодатель заплатит нам деньги. Поэтому рекламщики говорят, что не продают рекламное время, а продают внимание аудитории. Но любой бизнес сам по себе аморален, не исключая телевидение.
ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ
- До каких пор местные каналы будут перекупать программы российских телевизионщиков?
- Есть такое понятие – телепроизводство. Объем телепроизводства зависит от готовности телерынка "съесть" это производство. Мы можем делать программ на 24 часа в сутки. Но зачем? Они не будут востребованы на местном рынке. Почему? Потому что невозможно бороться с российским каналом, который имеет аудиторию в 200 миллионов человек. Есть замечательный анекдот. На совещание собрался совет директоров, худсовет маленькой региональной компании. Поднимается секретарь и объявляет: "На повестке два вопроса – как обогнать по рейтингу "Первый канал" и где взять деньги на ксерокс".
- То есть беда в том, что у карагандинских маленьких телекомпаний нет денег?
- Естественно. У нас аудитория около 800 тысяч человек, у крупного российского канала – 200 миллионов телезрителей. У нас не тот бюджет. Поэтому мы ищем золотую середину. Поэтому производим только тот продукт, который по нашему мнению и по мнению социологов пойдет на этом рынке. К примеру, в Караганде не было ток-шоу, прямых трансляций, и мы их запустили. Существует же рейтинговые замеры, где четко видно в каких позициях телекомпания "АРТ" проигрывает. К примеру, я никогда не думал, что наш город живо интересуется политикой. Я считал, что людям нужен кусочек масла, колбасы и сыра, но ошибался. Оказывается, более половины горожан очень сильно интересуются политикой. И мы ее дали. Я понимаю, что заниматься политикой накладно, но от нее никуда не уйдешь. Если ты не начнешь заниматься политикой, то политика займется тобой.
- Кстати, о политике. Существует ли давление со стороны исполнительной власти, чиновники говорят вам о том, какую информацию давать, а как именно?
- Здесь слово "давление" – в прямом его понимании - не совсем уместно. Я допускаю слово "консультация".
- Значит, это сейчас так называется?..
- Это мое определение. Потому что могут позвонить, поинтересоваться, как мы выдадим ту или иную информацию в эфир. Но я не скажу, что это случается часто. Давления как такового нет. Честно. Не было такого, чтобы мы сняли сюжет, потому что кто-то позвонил и приказал: "Я сказал, быстро убрали сюжет!".
- А как было?
- Важно объяснить нам, почему нужно снять сюжет, какие последствия могут быть после выхода в эфир.
- Карагандинские оппозиционеры хотели провести в парке гражданскую панихиду, посвященную памяти убитого Алтынбека Сарсенбаева. Корреспонденты информационной службы "АРТ" сделали сюжет по этому поводу, однако в эфир он не вышел. Почему?
- Это было мое указание, я могу наложить вето. Телевидение – это не только новости. Это огромный механизм, в котором есть программная служба, которая закупает фильмы, рекламная служба, техническая, финансовая. Я понимаю, что новости – это лицо канала, чем беззубее мы будем делать их, тем меньше людей будет нас смотреть. Телевидение – это очень тонкий бизнес. Мало быть талантливым менеджером, нужно быть еще и психологом, четко понимать и осознавать то, что делаешь. Либо ты делаешь реверанс в сторону власти, либо в сторону телезрителя. Я просто почувствовал, что тот сюжет лучше не показывать в тот день. Знал, что лучше не показывать. Я принял это решение. И все.
- То есть сюжет не вышел из-за того, что вы называете "консультацией"? В каком именно акимате консультировались и с кем конкретно?
- Не буду скрывать, что была политическая консультация. Не скажу с кем именно беседовал. Скажу, что было это в областном акимате. Та панихида в парке вообще была запрещена. И дело заключалось в оправданности сюжета, посвященного этому событию. Прежде чем снять его с эфира, я долго думал, анализировал ситуацию. Я слушал, что говорят в акимате, слушал, что говорят оппозиционеры. И принял решение. Сам. Без давления. Потому что момент тогда был действительно взрывоопасный. Шаг влево, шаг вправо, в том числе со стороны СМИ могли привести к непредсказуемым последствиям.
- К каким именно?
- Да вплоть до митингов.
- Да что вы, Вадим?
- Зря иронизируешь. Я уже говорил, что карагандинцы очень сильно интересуются политикой. И если б мы подали информацию по панихиде в духе: "Вставай страна огромная", то так и было бы.
- А вы именно так хотели ее преподнести?
- Да что ты. Мы ж не камикадзе. По закону мы не можем поднимать народ. Харакири – это конечно красивый жест, но это было б последним, что я сделал.
- Слушаю ваши обтекаемые ответы, и что-то подсказывает мне, что была в акимате не "консультация" вовсе, а приказ…
- Те, кто со мной работают, знают, что мне сложно приказать. Не потому что я неуправляемый, а потому, что человек я уже зрелый, имею репутацию в этом городе, в республике. Я не студент отделения журналистики, со мной вынуждены считаться…
- Вы управляете одновременно "Радио Текс" и открывшимся недавно "Радио31", телеканалом "АРТ" и еженедельником "PRO-TV". То есть медиа-холдингом?
- Мы не говорим медиа-холдинг. Это слово вообще никто не любит. Потому что есть печальный опыт того, что случилось с медиа-холдингами в России. Пусть лучше будет медиа-группа. Потому что владелец медиа-холдинга – это хозяин всего, что в него входит. Мы же просто управляем некоторыми медийными проектами.
О себе
ВАДИМ АЛЬБЕРТОВИЧ НИ
Руководитель "Радио Текс", "Радио31", телеканала "АРТ", еженедельника "PRO-TV", член правления национальной Ассоциации телерадиовещателей Казахстана
Родился 14 августа 1973 года в Караганде в семье инженеров.
Окончил СШ №77 в 16 микрорайоне Майкудука. Учился в Карагандинском политехническом институте на машиностроительном факультете, инженер-механик. Позже окончил университет им. Кунаева, юрист.
По теме "Менеджмент в СМИ" стажировался в США, России, Украине. Имеет сертификат тренера, может обучать организации работы СМИ.
Карьеру в СМИ начал с работы ведущего на областном радио, был журналистом "Комтека", менеджером по рекламе в газете "Пятница", продюсером телекомпании "Аруана", редактором отдела рекламы телеканала "ИнтерКараганда", директором рекламного агентства "ИнтерКараганда", директором этой телекомпании.
Женат. Супруга – нейл-стилист (моделирование ногтей). Двое детей. Сын учится в гимназии №1, перешел во второй класс, отличник. Дочке всего 5 лет. "У меня умные дети. Дочка вообще без ума от меня, как-то сказала, что выйдет за меня замуж. Ха-ха-ха".
Увлекается боулингом, любит читать книги, из художественной литературы предпочитает классиков.



Огигинал новости «Что мы смотрим.»   -
«Новости регионов области»   -






город Сарань ru

город Сарань kz

город Сарань караганда