Верните ребёнка.

За одиннадцать лет жизни Максима Кравцова воровали дважды. Сначала его похитила мама и увезла от отца в далекую Россию. Потом приехал папа и тайком вывез сына обратно в Казахстан. В обоих случаях за похитителями гнались с милицией, но каждый раз родителям удавалось уйти от преследования. Теперь война за мальчика грозит перейти на судебные подмостки. И уже Фемиде придется искать ответ на по-настоящему дикий вопрос - кому из родственников ребенок нужней.
"ВЕРНИТЕ РЕБЕНКА!"
Надежда Петровна Черник, бабушка из России, начинает рассказывать эту непростую историю с самого, на ее взгляд, главного: "У меня украли внука! Чужие люди! Я приехала в Караганду для того, чтобы вернуть ребенка".
Она долго и взволнованно рассказывает мне все, что предшествовало этому ее приезду. История эта местами напоминает какой-то странный детектив, местами – по накалу бурлящих страстей – долгий сериал. Но по большому счету это все же самая настоящая, не киношная, драма. В ее центре – маленький главный герой. И две семьи, каждая из которых считает ребенка своим и намерена биться за свое право на Максима до победного конца и без всяких компромиссов.
…Оксана Черник приехала в Караганду в 1994 году из Красноярска. Здесь она на материнские деньги купила квартиру в Майкудуке, здесь же познакомилась с Андреем Кравцовым. В 1995-м родился Максим.
- Он не ребенок Андрея. Мне об этом дочь говорила. Он на него никаких прав не имеет. Оформил отцовство только для того, чтобы в армию не идти.
По словам Надежды Петровны Черник выходит, что Андрей просто воспитывал ребенка. А отец он или нет – неизвестно: "Свечку я им не держала". И в какой момент в жизни Оксаны появился этот человек, мать не знает. Ну и что, что в свидетельстве о рождении Максима записано, что отца зовут Андрей и он украинец. Зато фамилия указана материнская – Черник.
- Да если бы он отцом был, неужели бы ребенка на свою фамилию не зарегистрировал? – пристально глядя мне в глаза, спрашивает бабушка.
Любовь у Оксаны и Андрея закончилась, по версии бабушки, быстро - мужчина выгнал женщину из дома, а ребенка оставил себе. Назло матери. Оксана еще какое-то время помыкалась в Караганде и уехала в Россию одна.
- У нее здесь ни родных, ни денег не было, она ничего не смогла сделать, - убеждает Надежда Петровна.
В тот момент Оксана, действительно, не стала ни обращаться в полицию за помощью, ни доказывать свое право на ребенка и жилье. За сыном она вернулась лишь год спустя.
- Дочь попыталась забрать Максима, но Андрей ребенка не отдавал. В военкомате он числился как отец-одиночка, и мальчик ему нужен был, чтобы в армию не ходить, - уверенно заявляет Надежда Петровна. И объясняет, что же произошло потом. – Оксана опоила младшую сестру Андрея снотворным, когда никого не было дома. И, когда та уснула, увезла сына.
Но перед этим, как утверждает Надежда Петровна, Оксана осмотрела всю квартиру в поисках свидетельства о рождении сына. Безуспешно. Документа она так и не нашла.
Тем не менее, уже у бабушки в России, в поселке Бархотово Красноярского края, Максима приняли и в садик, и в первый класс. А летом 2001 года в Санкт-Петербурге маму Оксану посадили на 10 лет. На вопрос "за что?" Надежда Петровна отвечает мне уклончиво: "за то, что натворила".
ОТЕЦ-ПОХИТИТЕЛЬ
Чтобы восстановить свидетельство о рождении ребенка, Надежда Петровна сделала запрос в Караганду. В ответ ей сообщили, что ее внук уже не Черник, а Кравцов. Летом 1999 года Андрей в судебном порядке установил свое отцовство. Теперь он и юридически считался папой Максима. По абсолютному убеждению Надежды Черник, сделал это он с единственной целью – навсегда "отмазаться" от службы в армии.
- Отцовство было оформлено без согласия матери ребенка, и на тот момент мальчик был уже у меня, в России. Не понимаю, почему суд не удостоверился, что ребенок действительно воспитывается у него, почему судьи поверили словам? – возмущается Надежда Черник, и задумчиво добавляет. – Может быть дочь потому и не нашла документов в квартире, что они находились в суде?
Из России бабушка стала рассылать письма в различные карагандинские инстанции. Требовала отменить решение суда об установлении отцовства. Писала, что Максим живет у нее, и вообще должен считаться гражданином Российской Федерации…
- Ответ мне пришел лишь однажды. Из прокуратуры Караганды писали, что запрос необходимо посылать через Астану, - говорит Надежда Петровна.
В деревне у бабушки Максим прожил несколько лет. А потом приехал папа Андрей. "Нехорошего" зятя Надежда Петровна в дом пустила, и даже оставила его наедине с Максимом в комнате на полтора часа. Ведь все-таки Андрей приехал "пообщаться с Максимом. Как отец ".
- Видимо тогда он ребенка и подговорил. Игрушками заманил. Сказал, что привезет их из дома к бабушке, мальчишка и поверил. Потом Андрей попрощался и ушел. А когда Максим запросился на улицу гулять, я его отпустила. Искать внука пошла только после того, как он в положенное время не вернулся домой, - вспоминает Надежда Петровна.
На улице Максима нигде не было. Возле местного магазина бабушке сказали, что видели, как мальчик садился в машину с каким-то мужчиной. Надежда Черняк тут же взяла такси и полетела на вокзал – отбирать внука у бывшего зятя. Обратилась в местную милицию, уже отходивший от станции поезд успели остановить, однако забрать Максима у отца она не смогла.
- Он предъявил решение суда об установлении отцовства, и его отпустили, - горько говорит бабушка.
Надежда Петровна рассказывает, что на протяжении нескольких лет не знала, где искать внука. Адрес Максима и Андрея она выяснила только в прошлом году, когда сама приехала в Караганду. Мальчик жил с отцом, бабушкой и дедушкой - родителями Андрея.
Пообщавшись с внуком, Надежда Петровна купила ему сотовый телефон и уехала к себе в Россию. Однако, звонить Максиму на сотовый могла только в первое время. Потом номер поменяли.
- Это они специально сделали, чтобы я с Максимом общаться не могла, - обвиняет Надежда Петровна карагандинских родственников. – Им ведь не Максим нужен. На деньги мои зарятся - моя земля, дом и машина - все Максиму достанется. Знают, что у меня он единственный внук. У Оксаны больше детей не будет...
Семью "ненастоящего" папы Андрея Надежда Петровна обрисовала в самых мрачных красках. По ее словам выходило, что это бедные, нигде не работающие, неизвестно на что живущие с расплывчатыми моральными принципами люди. И она убеждена, что для Максима жизнь в этой семье – несчастье.
- Встретьтесь с Максимом так, чтобы никто из Кравцовых ничего не знал, иначе он побоится правду сказать. И пусть он напишет, что не хочет жить в той семье, а хочет жить со мной,
"МАТЬ САМА СЫНА БРОСИЛА"
Дверь квартиры Кравцовых нам открыла карагандинская бабушка Максима Наталья Александровна. Вместе с ней нас встречал темноволосый мальчишка. Ни намека на пьяно-безработную жизнь отца мы здесь не обнаружили. Обычная квартира, с обычной мебелью и убранством. В углу – скейтборд, под ногами вертится рыжий котенок.
Тут мы услышали совсем иную версию Максимкиной жизни.
По словам Натальи Александровны, ее сноху никто из дома не выгонял. Напротив, ушла она сама и больше домой не возвращалась. А перед тем как уйти навсегда, Оксана продала свою квартиру вместе с их мебелью и отнесла Максима к родителям Андрея. Когда Андрей вернулся с работы, в квартире были чужие люди.
- Она жизнь вольную любила. Сколько ей раз Андрей говорил: "давай распишемся, и будем жить как люди" - не соглашалась. Свобода ей нужна была, - рассказывает Наталья Александровна. – С ней на рынок стыдно ходить было, вечно пыталась что-нибудь украсть. А в гостях глаза так по полкам и шныряли - воровала она. Даже ее мать говорила, что дочери только деньги ее и нужны.
Чтобы доказать, что Максим не чужой мальчик, а самый что ни на есть настоящий внук, Наталья Александровна принесла фотоальбом. Здесь на снимках Андрей и Максим вместе:
- Да у них же одно лицо. Посмотрите. Как он не наш?! Они у нас же жили, мы то знаем, что он сын Андрея. Вот придумали! Если надо, мы и на экспертизу согласны, - охает бабушка, пока Максим показывает нам фотографии в альбоме.
- Когда Оксана напоила мою дочь снотворным и увезла Максима, все друзья Андрея помогали ему поезда прочесывать – вагон за вагоном. А она в это время на автобусе в Бишкек ехала. Три года мы ничего не знали о ребенке. Запросы в Россию слали. А потом - знакомый прокурор помог – нам сообщили, что Оксану посадили. И мы отыскали Максима.
Скрывать статью, по которой мама Оксана сидит в тюрьме, здесь не стали. И предъявили ксерокопию приговора, из которого следовало, что летом 2001 года из роддома Санкт-Петербурга Оксана… украла новорожденного Святослава Лисичкина. С чужим младенцем она скрывалась два дня, а когда ее обнаружили, объяснила милиционерам, что хотела усыновить мальчика… Приговор суда - десять лет колонии общего режима.
О том, как его, тогда пятилетнего малыша, воровала мама, Максим помнит плохо. Зато хорошо помнит, как они с папой убегали от российской бабушки.
- Папа приехал в Россию и забрал меня. Я сказал папе: "Давай встретимся, и я поеду с тобой". Сказал ему, где меня ждать и он ушел, - с охотой рассказывал Максим.
- Мы хотели общаться с той бабушкой. И совсем не противились тому, чтобы мальчик ездил на каникулы к ней в Россию. Но после того, как Надежда Петровна заявила, что дружбы между нами не получится, и дала понять, что хочет забрать Максимку навсегда, мы боимся его с ней отпускать, - рассказывает карагандинская бабушка. - У нее денег много, вот и Максима она хочет "купить". Сказала ребенку, что у него будет компьютер, теперь и Андрей собрался сыну компьютер покупать, чтоб не жалел. А ведь у нас нет таких денег.
Сам же Максим говорит нам, что любит всех своих родных. И с удовольствием съездит к бабушке в деревню, погостить.
КОМУ ХУЖЕ БУДЕТ?
- Бабушка Максима у нас большая активистка, да и отец всегда ходит на родительские собрания - это культурный непьющий человек, у него отдел на рынке. Сам мальчик очень активный, принимает участие во всех мероприятиях, очень любит трудится, - рассказывает Виктория Викторовна Корнатовская, замдиректора школы по воспитательной работе и классный руководитель Максима. – Мальчик всегда ухожен, хорошо одет, уверен в себе. Чувствуется, что отец о нем заботится. Не думаю, что в семье его обижают или бьют - это было бы видно. Маленькие дети всегда идут жаловаться к классному руководителю. Конечно, чужая семья - потемки. Но в возрасте Максима, если в семье над ребенком совершают насильственные действия - дети обычно убегают из дома.
Виктория Викторовна говорит нам, что ее очень беспокоит все происходящее в жизни Максима. Ведь такое выяснение отношений между родственниками ничего хорошего мальчику не принесет, скорее, навредит ему.
А российская бабушка Надежда Петровна Черник готова биться за свою любовь к ребенку до конца. Она уже наняла в Караганде адвоката и собирается в суд. Для начала хочет отстоять право на то, чтобы внук приезжал к ней в гости. Потом добиться разрешения забрать его к себе совсем. Если не получится - весной следующего года досрочно освобождается Оксана. И тогда к борьбе за мальчика подключится еще и его родная мама.



Огигинал новости «Верните ребёнка.»   -
«Новости регионов области»   -






город Сарань ru

город Сарань kz

город Сарань караганда