Новости

(на апрель 2004 г.)

На шахте "Саранская"

На шахте "Саранская", угольного департамента "Испат-Кармет" какая-то черная полоса. На позапрошлой неделе в забое вентиляционного штрека обрушилась кровля выработки. Один шахтер погиб, трое уцелели буквально чудом. А неделю спустя новое ЧП. В забое шахты погиб машинист электровоза.
Свидетелей происшествия не было. Труп обнаружили лишь через час после того как произошел несчастный случай. Тело сорокапятилетнего машиниста, придавленное электровозом, лежало у дверей шлюза в забое. Причины повлекшие за собой смерть человека сейчас устанавливает специальная комиссия. По предварительной версии в случившемся виноват сам погибший. Как рассказали нам в областном Управлении по ЧС, осмотр места происшествия дал такую картину: электровоз толкал перед собой два вагона с трубами. Проезжая вентиляционный шлюз, машинист включил первую передачу, а сам спрыгнул и побежал открывать двери. Но не рассчитал время и успел открыть только одну створку. Тут его догнал поезд и придавил...
При таком раскладе виноват машинист, поскольку налицо грубейшее нарушение техники безопасности. Если при расследовании эта версия подтвердится, семья погибшего лишится даже такого слабого утешения как компенсация по утере кормильца. Она, между прочим, равняется десяти годовым зарплатам погибшего.
А два дня спустя в одном из цехов ЖБИ, также принадлежащего "Испат Кармету" погибла женщина. Сорокатрехлетняя бункировщица, оступившись, упала в бункер с заполнителем и была засыпана песком.

 

 


Проходчик шахты саранская о шахтах на архипелаге Шпицберген

Сабит Искаков 55-летний проходчик шахты "Саранская" собственными глазами увидел, что такое вечная мерзлота. Вдоволь насмотрелся на китов, полярную ночь и северное сияние. И научился хорошо разбираться в норвежском характере. Дело в том, что карагандинский шахтер 15 лет тому назад побывал в длительной командировке на архипелаге Шпицберген. За два с половиной года, что Сабит Искаков отработал на северных шахтах, он успел пообщаться с незадачливым диссидентом, стать свидетелем межнациональной любви и даже поучаствовать в арктической горняцкой забастовке.
Архипелаг Шпицберген почти что тот самый край света, о котором в сказках говорится. С одного боку Гренландия, с другого - земля Франца-Иосифа. Впереди Северно-Ледовитый океан. Около тысячи мелких островов - это и есть Шпицберген (норвежцы называют его Свальбардтом, а поморы в свое время окрестили Грумантом), территория Норвегии. Но в еще 20-е годы прошлого века дальновидное руководство социалистического государства выкупило на острове Западный Шпицберген четыре угольных концессии. На них-то и работали командировочные шахтеры.
- На карту глянешь, медвежий угол, а приедешь на Шпицберген - жизнь кипит! - восклицает мой собеседник. Начинает он свой рассказ с того, что называет советские шахтерские поселки Баренцбург и Пирамиду (построенные на архипелаге Шпицберген) эталоном советской жизни. То, что всему Союзу обещали в никак не наступавшем светлом будущем, оказывается осуществилось на Шпицбергене много лет назад. В стране советов таких условий труда и быта не было. Шахтеры мечтали попасть на архипелаг, даже несмотря на то, что райское место располагалось на суровом Севере.
- В то время существовала практика зарубежных командировок для шахтеров, - рассказывает Сабит Искаков. - Кто во Вьетнам ездил, кто в Монголию, кто в Сибирь. Наши шахты за границей курировались двумя трестами "Зарубежуголь" и "Арктикуголь". Они давали по угольным комбинатам разнарядку. По такой заявке я и попал в число шахтеров, которые поехали работать на архипелаг. Работа на заграничных шахтах считалась служебной командировкой. Причем все шахтерские льготы и рабочее место за человеком сохранялись. Работать за рубежом разрешалось не более двух лет. Конечно, кто мог задержаться подольше - задерживался. Я, например, на полгода больше проработал.
Карагандинцы стали приезжать на архипелаг с 60-х. И сразу отличились земляческой сплоченностью.
- За период с 60-х до начала девяностых годов (в 1992-м с архипелага вернулась последняя карагандинская группа) там проработала масса народу. Когда я там был, из нашей области в Баренцбурге насчитывалось 27 человек. Мы все жили в одном общежитии, благодаря коменданту. Им был наш карагандинец Виталий Чайковский, его заботами все наши земляки селились рядом. Кстати, разрешали ехать на архипелаг с женой и детьми, до 10 лет. Но не все выдерживали тамошний климат.
160 КИЛО ЗА СЧЕТ ФИРМЫ
Мой собеседник все время своей командировки провел в Баренцбурге. Советский поселок был назван в честь Вильяма Баренца, морского исследователя 18 века. Говорят именно он дал название архипелагу. Увидев снежные вершины которого, воскликнул "Шпицберген", что в переводе означает - остроконечные горы. Если честно, представляя Баренцбург, я вспомнила немноголюдный поселок из мультфильма про белого медвежонка Умку. Но, оказалось, что реальное поселение выглядело куда внушительнее. В Баренцбурге имелось даже свое консульство. А трубы водовода еще тогда, 15 лет назад, были изготовлены из ныне прославляемого за прочность пластика.
- Водовод из пластика сделали нам норвежцы. И эти трубы говорят, до сих пор так и держатся, без единой поломки, - говорит Сабит Адбрасимович. - Мы жили по законам Норвегии, потому что архипелаг был под их юрисдикцией. И в то же время внутри нашего поселка работали советские законы. У нас был свой комитет комсомола, партком. Товары и вещи распределялись, как и на материке через месткомы. Но у нас не было проблем с питанием и дефицитом. Все склады всегда были забиты продовольствием.
В поселке имелось свое подсобное хозяйство. Как и положено держали коров и кур. А в специально построенной коптильной вялили рыбу.
- Могу честно сказать, что на территории Союза таких рабочих поселков не было, - уверяет Сабит Абдрасимович. - Обижаться не на что. Единственная проблема - ежемесячно на человека полагалась всего одна бутылка водки, - смеется мой собеседник. - Помимо обедов в столовой выдавали сгущенку, тушенку, шоколад, консервы, джемы, варенья, рыбу. Учитывая, что в то время на материке было плохо с продуктами, в конце командировки каждому шахтеру разрешалось за счет "Арктикугля" отправить домой посылку в 160 килограмм. Эти ящики с продуктами назывались юшары. От названия теплохода, на котором прибыли на архипелаг первые полярники - "Югорский шар".
"ТЕРРОРИСТОВ НАМ НЕ НАДО"
Ну, какой же советский уклад, без грозного призрака КГБ. Тем более, что идейный враг, ничуть не смущаясь купается в капиталистической роскоши совсем рядом, всего в 60 километрах (именно такое расстояние надо преодолеть, чтобы очутиться в Лонгиире - административном центре острова Западный Шпицберген). В Баренцбурге, однако, аббревиатура КГБ произносилась редко. Более популярным было словосочетание "первый отдел".
- Так у нас назывался комитет государственной безопасности. Когда, первый отдел работал, в поселке существовало специальное положение. Поговорил с кем-то из иностранцев, приди и напиши объяснительную, о чем и с кем беседовал. Но, мы приехали уже в конце 80-х. Перестройка дошла до того, что первый отдел в Баренцбурге упразднили. Нам разрешили общаться с кем и где мы хотим, ездить и приглашать друг друга в гости.
Разрешением, однако, не всегда пользовались по назначению. Бывало, шахтеры натурально подавались в бега. Одному даже удалось ненадолго записаться в советские диссиденты.
- Этот парень приехал с Украины, - вспоминает Сабит Искаков. - Однажды он попросился поехать в Лонгиир, якобы купить матери лекарство. Ему дали место в вертолете. Прибыв в город, он сразу пошел к губернатору острова… за политическим убежищем. Тот парню нашему задает вопрос: Вы испытывали гонения, может быть, в тюрьме сидели? А тот, простой такой был, начал высказываться по привычке жестко. Мол, мы - советские люди - так живем, что надо брать в руки автомат и всех, кто у власти стоит, расстрелять. Губернатор на это ему ответил: "Террористы нам не нужны". На третий день парня привезли назад в поселок. А у машиниста этого, как раз уже срок командировки подходил к концу. Он, кстати, поэтому и надумал бежать. Так ему эти три дня, что он в Лонгиире провел, посчитали за прогулы. Соответственно лишили северного коэффициента, полярной надбавки. И получилось, что в итоге он заработал за два года пять-шесть тысяч рублей. В шесть раз меньше, чем увозили оттуда другие шахтеры. Когда мы у него потом спросили, зачем он пытался бежать в Норвегию, он ответил: "Насмотрелся я здесь, как люди живут и подумал, если поеду в Лонгиир, смогу оттуда попасть в другую страну и буду жить прекрасно".
"НОРВЕЖЦЫ ПОСТОЯННО ЧТО-ТО ПОДСЧИТЫВАЮТ"
То, что в Лонгиире жилось гораздо лучше, было видно неприкрытым глазом. Тамошние шахтеры и не думали скрывать свое высокое материальное благосостояние. Работали они на трех шахтах, расположенных в Лонгиире. По восемь часов в день. Но при этом у норвежцев условия труда были более щадящими. Льготы, два отпуска в год, отдельный час на питание. Подъезжать к шахте и передвигаться внутри нее им разрешалось на маленьких автомобилях "тойотах", похожих на пирожковозы.
- Норвежский проходчик с таким же стажем, как у меня, тогда в среднем получал около четырех тысяч долларов в месяц. Причем, зарплата всех людей, работающих на архипелаге, не облагалась никакими налогами. А проработавшим на Шпицбергене более 10 лет компания "Стуре Ножке", которая занимается в Норвегии угледобычей, дарила автомобиль. Все это делалось для того, чтобы людям было выгодно приезжать туда на заработки. Причем завлекали в шахты и женщин. Они наравне с мужчинами работали в забоях. Единственное условие для шахтерок - отменное здоровье.
В начале 90-х в Лонгиире проживало около 1700 жителей. Несмотря на такую малочисленность, в городке имелся свой симфонический оркестр, хор, церковь. За порядком на всей территории острова следили полисмены и губернатор. Последнего правильно называть по-норвежски - сюссельманом. На эту должность выбирали по конкурсу. Правда, кому в нем победить решал король (в Норвегии такая же система правления, что и в Великобритании). Срок работы сюссельманом был строго ограничен - дважды по четыре года.
- В мою бытность в Баренцбурге, - вспоминает Сабит Абдрасимович, - губернатором острова Западный Шпицберген был Лейф Элдринг. Бывший заведующий одного из отделов министерства юстиции Норвегии. Седой, очень пожилой, неплохо говорящий по-русски мужчина. Он был очень внимательным человеком. У нас в поселке жила единственная тогда во всем Шпицбергене лошадь. Так губернатор к каждому рождеству присылал ей в подарок морковку и салат в упаковке. А потом сам привез в Лонгиир двух лошадей, чтобы детишки не забывали, как они выглядят. Норвежцы в некотором роде консервативны, - замечает мой собеседник. - Например, у них до сих пор действует королевская резолюция, написанная в 18 веке. Она гласит, что с 11 апреля до 1 сентября владельцам собак запрещается своих питомцев выпускать на улицу без намордника. А на подворье псов нужно держать на привязи. Иначе любой полицейский, увидев свободно разгуливающую собаку во дворе дома своего хозяина, может тут же ее пристрелить. Чтобы собаки, вырвавшись в дикую природу, не нарушили лежбище морских животных и птичьи базары. И не скрестились с песцами. Кстати, норвежцы своих домашних животных считают полноправными членами семей.
Бывало, что среди жителей советского поселка нет-нет и находились охотники пострелять по северным животным. Как-то из-за таких браконьеров на руднике Грумент случился большой пожар.
- Эти ребята, ехали по дороге и увидели пробегающих оленей. В руках был карабин, захотелось поохотиться. Убитых животных освежевали прямо в деревянной галерее, через которую проходили железнодорожные пути. Когда губернатор Элдринг об этом узнал, он приказал всю эту семикилометровую галерею спалить.
"МЫ ЗВАЛИ ЕЕ АННУШКОЙ"
За романом норвежской девушки Аниты и русского парня Сергея следил весь Баренцбург.
- Сережа работал в моей бригаде. Поэтому про его семейные дела я кое-что знал. Так получилось, что пока он был в командировке, в автокатастрофе погибла его жена. Остались двое детей. И вот на одном из спортивных состязаний с норвежцами он познакомился с ней - Анитой. Мы ее все Аннушкой звали. Она работала проходчицей. Она приезжала к Сергею на выходные и у нас вошло в привычку идя вечером в столовую смотреть стоит ли ее скутер возле общежития. Через какое-то время они решили пожениться. Она была согласна воспитывать его двух детей. Губернатор дал добро на свадьбу. В компании "Стуре Ножке" для Сергея уже держали место, чтобы как закончится его командировка, сразу перевезти его в Лонгиир. Но он допустил ошибку. Какую, говорить не буду. Но однажды, она сказала Сереже: "Извини, наверное, я поторопилась". Сергей уезжал раньше меня на месяц. Перед отъездом говорил про Аниту: "У меня осталась зацепка, надежда. Она сказала, что еще раз все обдумает и потом напишет мне". Надо сказать, норвежки очень верные, но наши женщины самые красивые и самые обаятельные. Норвежцы приезжали к нам на дискотеки и прямо млели, глядя на них. Так они двух наших девчонок и забрали замуж. Свадьбы были прекрасные. Особенно деятельное участие в этих брачных делах принимал губернатор. Он считал, что такие семьи укрепляют дружбу между двумя странами.
"ЛЮДИ УМИРАЛИ ПРЯМО В САМОЛЕТЕ"
- Ни у кого не должно создаться впечатления, что командировки были легкими, - вдруг предупреждает Сабит Искаков. - Работа в вечной мерзлоте - тяжелая. В забоях могло доходить до 20 градусов мороза. Повесишь фляжку с водой, а через десять минут в ней уже лед. В августе 1989 года в шахте произошел взрыв. Пять человек погибло. Люди умирали от болезней: за два с половиной года так погибло шесть человек. Все оттого, что многие стремились поехать на архипелаг заработать любой ценой. Заработки-то тут действительно были большими по тем временам. Поэтому всеми правдами неправдами и делали себе положительные медицинские справки. А северная природа таким образом устроена, что все болезни вскрывает и сильнее проявляет. На архипелаге мы проходили повторную медкомиссию. Людей с врожденными заболеваниями сажали на самолет и отправляли назад на материк. Были случаи, когда эти люди умирали прямо в самолете. Но при этом, если привыкнуть, то на Шпицбергене климат зимой мягче, чем в Караганде. У нас 20-25 градусов плюс поземка и все тепло из человека выдувает. А там ветры очень редки. Все закрыто горами, да еще с одной стороны архипелаг омывает Гольфстрим. Максимум мороз достигал 30 -33 градусов. При такой температуре мы спокойно выходили из бани с непокрытыми головами. Вот зато метели бывали. Если они начинались, то шли дня три-четыре. Снег выпадал очень мягкий. Поэтому ходить надо было наутро только по натоптанным дорожкам. Иначе шаг в сторону и уже можно с головой уйти в сугроб.
"НАША ЗАБАСТОВКА ЗАКОНЧИЛАСЬ ТАКЖЕ БЕССЛАВНО, КАК И НА МАТЕРИКЕ"
В начале 90-х по стране прокатились массовые забастовки шахтеров. Как ни странно, устроили свою акцию протеста и в Баренцбурге. Бастовали больше за компанию с теми, кто на материке. Ну заодно и собственные претензии высказать попытались.
- Забастовки как таковой не было. Мы ходили на работу непрерывно, просто всем поселком написали свои требования и отнесли их нашему руководству. Одно из требований - отдать распределение товарно-материальных ценностей в руки шахтеров. Руководство пошло навстречу. Нашим активистам отдали списки, ключи от склада. Это была, конечно, глупость. Какой из шахтера распределитель? В итоге, начались недовольства друг другом. Сведение счетов. В таких мелких склоках все это движение и погрязло. Еще мы требовали, чтобы люди могли работать на Шпицбергене столько сколько захотят. У норвежцев сроки работы на архипелаге были ограничены только у полицейских инспекторов и губернатора. Всем остальным разрешалось работать, пока здоровье будет позволять. У нас все было наоборот. Шахтеры отрабатывали всего два года, а руководители по пять-шесть лет. Но в итоге забастовка наша закончилась. Также бесславно, как и на материке.

- Через какое-то время после того, как вернулись с архипелага, мы с ребятами написали в "Арктикиуголь" письмо о том, что снова хотим поехать туда. Но нам пришел вежливый отказ. Видимо, основная причина была в том, что Казахстан уже стал независимым государством, а российскому тресту было сподручнее брать на работу своих граждан. Кстати, когда я 15 лет назад возвращался на материк, я долго смотрел в иллюминатор и уже тогда понял, что приехать на Шпицберген еще раз, у меня не получится, - говорит Сабит Абдрасимович. - И еще кое-что для себя решил. Что надо жить, как на Шпицбергене. Все флаги в гости к нам. Все заняты своей работой, для всех есть место. И все живут дружно.
P.S. Сабит Искаков выражает признательность всем землякам, с которыми ему довелось работать на архипелаге Шпицберген: Алику и Зинаиде Аскаровым, Владимиру Антипову, Александру Величко, Калкаману Абулгазиеву, Юрию Кононенко, Булату Шагатаеву, Олегу и Игорю Шляховым, Олегу Алексанянцу, Алексею Коровикову, Ришату Науметову, Игорю Лисихай, Геннадию Березину, Александру Козину и Юрию Захаровскому.

 

 

Криминал

Жуткую находку обнаружили на прошлой неделе стражи порядка из Сарани. На балконе кирпичной пятиэтажки в клетчатом китайском бауле лежал труп 41-летней хозяйки квартиры. В убийстве подозревается ее 18-летний сын.
Рано утром 17 февраля полицейские пришли в квартиру Садвокасовых. По их сведениям Рафаэль был причастен к краже, совершенной на днях в одной из квартир города. Парень впустил их внутрь, дал осмотреть жилище, но едва полицейские подошли к балкону, Рафаэль пустился наутек.
- В подъезде такой грохот стоял! - рассказывает сосед Владимир. - Мальчишке кричали вслед, чтоб остановился. Но не тут то было. У него только пятки сверкали. Так и не смогли его поймать.
После неудачной погони, стражи порядка решили выяснить, что же так сильно вспугнуло Садвокасова. Вышли на балкон, заглянули в стоявшую там большую сумку и увидели закоченевший труп его матери. На лице женщины были ссадины.
- Нурия спиртным сильно увлекалась, - говорит сосед. - Но руки у нее золотые были. Вот у меня она ремонт делала. У других соседей тоже. Никогда не отказывалась людям помочь. А вот сынок ее непонятно чем занимался. Не работал, не учился. Жалко Нурию, безобидная она была. На балконе она пролежала месяца три. А Рафаэль в это время компании домой приводил. Пили они там, шумели. Как так можно было?
Полицейские пока не могут назвать точную причину смерти женщины. Тело до такой степени заморожено, что невозможно сделать вскрытие. И поэтому воздерживаются от преждевременных комментариев. А сбежавший Рафаэль Садвокасов уже объявлен в розыск.

 

из материалов "Новый весник"


читать другие новости





Псевдо объемные буквы Термоформованные буквы. Изготовление объемных букв этого вида технологии, позволяет изготавливать объемные буквы и знаки методом термо-вакуумной формовки из специальных формовочных полимеров (ПЭТ). В результате получается цельное бесшовное изделие без задней стенки.

город Сарань ru

город Сарань kz

город Сарань караганда